Апелляционная жалоба на решение районного суда (защищаем изготовителя пластиковых окон, разносим судебную экспертизу)

Образец апелляционной жалобы

В Волгоградский областной суд


Истец: Д.В.И.

г. Волгоград, ул. ХХХХХХХ, д. ХХ.


Ответчик: Индивидуальный предприниматель

Л.А.А.

г. Волгоград, ул. ХХХХХХ, ХХ-ХХ (заявитель)


Дело №2-ХХХХ/20ХХ


АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА


10 февраля 20ХХ года Дзержинским районным судом г. Волгограда по гражданскому делу №2-10ХХ/20ХХ было вынесено решение об удовлетворении в части исковых требований Д.В.И. к  ИП Л.А.А. о расторжении договора, взыскании денежных средств, неустойки, денежной компенсации морального вреда.

Полагаю, что решение суда вынесено с существенным нарушением норм материального и процессуального права, не основано на фактических материалах дела.

М.Видео

Считаю данное решение суда необоснованным, незаконным и подлежащем отмене по следующим основаниям:

В мотивировочной части судебного решения суд делает вывод о том, что ответчиком допущены существенные отступления от условий договора. В тоже время, ни одного доказательства вины Ответчика в обнаруженных экспертом и отраженных в заключении эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ дефектах в материалах дела не содержится. Более того, заключение эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ, которое суд берет за основу при вынесении решения не соответствует требованиям действующего законодательства.

Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"  установлены обязательные требования к содержанию заключения эксперта. Данные требования согласно ст. 41 обязательны для негосударственных экспертов.

(Статья 41. Распространение действия настоящего Федерального закона на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами.

В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 - 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.)

В соответствии со ст. 25 вышеуказанного ФЗ №73-ФЗ

«На основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его. Подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью судебно-экспертного учреждения.

В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:

время и место производства судебной экспертизы;

основания производства судебной экспертизы;

сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу;

сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы;

предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;

объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы;

сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

содержание и результаты исследований с указанием примененных методов;

оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

Согласно титульному листу Заключение эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ изготовлено в 20ХХ году. Однако, согласно ч. 1 Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ время производства экспертизы указано 25 декабря 20ХХ - 18 января 20ХХ г. Соответственно достоверно установить время производства вышеназванного заключения не представляется возможным.

Более того, согласно отметке представителя по доверенности экспертной организации в сопроводительном письме материалы гражданского дела были получены экспертом 28.12.20ХХ года. Соответственно, экспертиза проводилась до получения материалов гражданского дела, каким образом эксперты узнали о назначении экспертизы в их экспертную организацию и как они догадались на какой вопрос необходимо получить экспертное заключение остается загадкой.

В п. 2.2.  Цели и задачи обследования в Заключении эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ указано: «Ответ на поставленные перед экспертом вопросы на основании определения Дзержинского районного суда г. Волгограда о назначении судебной строительной экспертизы...». В тоже время Определение Дзержинского районного суда в заглавии звучит: «Определение о назначении судебной оценочной экспертизы».

Также вышеназванный пункт Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ содержит подпункт «Вопросы, поставленные перед экспертами: 1. Соответствуют ли пластиковые изделия (окна), установленные в жилом помещении по адресу: г. Волгоград, ул. ХХХХХХХ, д. ХХ, и произведенные монтажные работы по их установке требованиям ГОСТа и строительных норм, условиям договора от 11.10.20ХХ года?».

Такого вопроса суд перед экспертами не ставил. Согласно определению Дзержинского районного суда от 10.12.20ХХг. на разрешение эксперта был поставлен вопрос: « Соответствуют ли пластиковые изделия (окна), установленные в жилом помещении по адресу: г. Волгоград, ул. ХХХХХХХ, д. ХХ, и произведенные монтажные работы по их установке требованиям ГОСТа и строительных норм, условиям ЗАКЛЮЧЕННОГО договора от 11.10.20ХХ года?».

Таким образом, эксперт  в Заключении эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ отвечал на вопрос, который не был поставлен перед ним судом, а на вопрос суда не ответил. Данное обстоятельство, подтверждается выводами эксперта, где также изложен вопрос, в редакции эксперта, вопрос же, поставленный судом в редакции определения от 10.12.20ХХг. в Заключении эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ не упоминается ни разу.

Согласно п. 2.3. Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ Экспертиза проводилась в соответствии с требованиями действующей нормативно-технической документации. Данный довод не соответствует действительности.  Согласно п.3 ст. 84 ГПК РФ, стороны вправе присутствовать при проведении экспертизы. ИП Л.А.А. был лишен данного права, в связи с тем, что на экспертизу он не вызывался.

Согласно п. 2.4. Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ «На момент натурного обследования пластиковых изделий (окон), в количестве трех штук, экспертом выявлено: 1. Окно (расположенное в помещении №1 по плану БТИ)...». В материалах дела отсутствует план БТИ. Согласно п 2 ст. 85 ГПК РФ «Эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для проведения экспертизы». Согласно п. 3 ст. 85 эксперт вправе просить суд о предоставлении ему дополнительным материалов и документов для исследования. Далее по тексту эксперт неоднократно ссылается на план БТИ, который отсутствует в материалах дела.

Согласно п. 2.5  Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ в отношении двух окон были зафиксированы одинаковые дефекты: на внутренней стороне стекольного заполнения обнаружен конденсат; на подоконнике и в углах сопряжения рамы и откосов обнаружена плесень, приточно-вытяжные клапаны не функционируют; слив поврежден. Также были выявлены другие дефекты: оконная рама продувает, слив установлен с уклоном к раме; имеется деформация в виде волны, подоконник установлен с уклоном к раме; окно плотно не закрывается, нарушен запорный механизм, нарушена герметизация примыкания створки к раме.  Бесспорно, данные дефекты, если они имеются, подлежат устранению, однако какова причина возникновения таких дефектов, действия ли ИП Л.А.А. повлекли за собой возникновение таких дефектов или неверная эксплуатация Истца привела к ним, ответов на эти вопросы Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ не содержит. В связи с этим, Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ не разрешает вопросы, подлежащие рассмотрению в данном процессе с привлечением экспертов.

Согласно п. 2.4. Договора №92 от 11.10.20ХХ года на поставку и монтаж пластиковых изделий Исполнитель гарантирует Заказчику качество пластиковых изделий в течение года с момента завершения монтажных работ. Гарантия не распространяется на москитные сетки и фурнитуру в случае неправильной эксплуатации (попадание внутрь механизма цемента, при проведении ремонтных работ на объекте и т.д.). На фотографиях, приложенных к Заключению эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ отчетливо видно как подоконники и сливы буквально засыпаны цементной крошкой.

В приложенном акте обследования объекта недвижимого имущества от 14.01.20ХХ года указано в частности «... На всех 3х оконных блоках обнаружен конденсат, плесень в углах и на подоконниках, отсутствуют приточные клапаны». В тоже время в тексте п. 2.4 Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ эксперт указывает что «приточно-вытяжные клапаны не функционируют», т.е. они все таки есть, но не фукционируют. Таким образом обстоятельства, установленные актом обследования объекта недвижимого имущества от 14.01.20ХХ года противоречат краткой характеристике, данной экспертом, обследуемых объектов в п. 2.4 Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ.

Далее в акте эксперт указывает «Сильные разрушения стен при монтаже конструкций». Как эксперт пришел к подобным выводам при составлении акта, без соответствующего экспертного исследования не понятно.

В акте эксперт указывает на наличие конденсата на всех трех окнах, не указывая на внутренней или внешней стороне данный конденсат присутствует. В п. 2.4.  Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ появляется, что конденсат был обнаружен «на внутренней стороне стекольного заполнения...». Если в акте не отражена сторона, на которой возник конденсат, откуда тогда она появляется в Заключении эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ, не вполне понятно.

Согласно п. 1 Заключения эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ в графе Сведения об экспертах указано «Власьева  Екатерина Сергеевна ... - стаж работы в экспертной деятельности - более двух лет». Согласно единственному приложенному документу к Заключению эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ о квалификации Власьевой  Екатерины Сергеевны  - Диплому бакалавра, ее стаж составляет менее шести месяцев (протокол о прохождении государственной итоговой  аттестации от 01.07.20ХХ года). Соответственно, Заключение эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ содержит заведомо ложные сведения об эксперте.

На основании изложенного,  Заключение эксперта №01-18.01/ХХ СТЭ  изготовлено с грубейшими нарушениями требований действующего законодательства и не может быть принято за основу при вынесении судом решения.

Более того, вопрос, поставленный перед экспертом о соответствии окон из ПВХ профиля и монтажных швов требованиям ГОСТ и строительным нормам, освещен не в полной мере. Эксперт не смог решить основную задачу, возложенную на него как на специалиста, обладающего специальными познаниями в области оценки соответствия оконных конструкций и швов монтажных как строительных конструкций.

На это указывает тот факт, что в экспертном заключении ни разу не было проведено сопоставление характеристик окон, определенных в процессе проведения экспертизы, требованиям ГОСТ 30674-99 «Блоки оконные из поливинилхлоридных профилей. Технические условия». А именно этот ГОСТ является нормативным документом, действующим в Российской Федерации, конкретно на пластиковые окна. Более того, требования р. р. 5 – 8 являются обязательными. Но эксперт ни разу даже не упомянул в своем заключении ни этот ГОСТ, ни обязательные требования этого ГОСТа и не дал оценку соответствия оконных конструкций требованиям ГОСТ 30674-99.

В процессе проведения обследования конструкций окон экспертом не произведено ни одного замера зазоров в притворе, равномерности притвора, степени сжатия уплотняющих прокладок. Но эксперт утверждает, что продувается монтажный шов, а не притвор в створке. Далее в заключении эксперт говорит , что откосы отделаны, следовательно монтажные швы закрыты слоем штукатурного раствора и продуваться они не могут в принципе. Вывод эксперта о продувании швов не корректен. Если и есть какое-то продувание, то не определена конкретная причина возникновения его.

При проведении исследования оконных приборов и фурнитуры, при составлении выводов о соответствии или не соответствии их требованиям нормативных документов, эксперт опять не опирается на требования ГОСТ 30674-99, как основного норматива, хотя р. 5.8 этого ГОСТа нормирует требования к оконным приборам. Эксперт утверждает что оконные запирающие устройства не выполняют своего назначения и совершенно не учитывает, что окна эксплуатируются уже длительное время после установки и возможно их надо отрегулировать специалистам, а также не учитывается тот факт, что истцом проводилось оштукатуривание откосов на окнах и в случае не бережного отношения к запирающим приборам, выражающееся в не проведении уборки остатков строительного мусора, сухого растворного песка и т.п. из пазов и зазоров профильных элементов окна и фурнитуры, может произойти разладка работы приборов запирания, затрудненное перемещение их в разные положения. О ненадлежащем уходе за окнами свидетельствуют фотографии.

По поводу образования конденсата на поверхности стеклопакетов внутри помещения. ГОСТ 24866-99 «Стеклопакеты клееные строительного назначения. Технические условия» допускает образование конденсата на внутренней поверхности стеклопакета в зимнее время года. На образование конденсата оказывают влияние очень много факторов, а именно: влажность воздуха внутри помещения, расположение приборов отопления, конвекция теплых воздушных масс, температура воздуха и многое другое. Ни один из этих показателей эксперт не определял и делать выводы о несоответствии окон по этому признаку по меньшей мере не корректно.

Выводы эксперта о несоответствии швов монтажных требованиям ГОСТ 30971-2012 «Швы монтажные узлов примыкания стеновых блоков к стеновым проемам. Общие технические условия» вообще вызывает большие сомнения, т.к. швы отделаны штукатурным раствором истцом и их просмотреть и оценить соответствие ГОСТ вообще не возможно без предварительного разрушения откосов. А этого вида работ эксперт не производил и утверждение о несоответствии швов просто надумано.

Монтаж отливов и подоконников оценивают отклонением от вертикали и горизонтали, их временным закреплением на подкладки, пропениванием зазоров и окончательным закреплением. Указанные экспертом механические повреждения сливов со стороны улицы не могут однозначно говорить о возможных причинах из образования. Это может быть и не производственным браком, а получившимся в процессе эксплуатации.

Суд также проигнорировал в тексте судебного решения следующие доводы Ответчика:

Истец утверждает, что «После завершения работ по монтажу пластиковых изделий истец обнаружил существенные недостатки: пластиковые окна сильно продувает, подоконник не соответствует условиям договора, дверь установлена на перекос».

В тоже время, согласно акту сдачи-приемки, составленному по завершению монтажных работ 18.10.20ХХг., Истец не имеет никаких претензий к Исполнителю, что подтверждает своей подписью. Соответственно, на 18.10.20ХХ года претензии со стороны Истца к исполнителю отсутствовали. Размер подоконника вообще не регулировался договором.

Далее истец указывает на причинение ему ущерба в виде разломанных откосов, отодранных обой по краям, оторванного плинтуса, отломленного под окнами гипсокартона, выломанного куска гипсокартонной стены, отвала плитки по краям и пластиковой панели, двери входной с улицы,  перекошенной, не отделанных откосов.

Доказательства вины Ответчика в причинении вышеназванного ущерба истцу в материалах дела отсутствуют. Учитывая, что монтажные работы были закончены 18.10.20ХХ года, а истец решил установить размер ущерба лишь 15.08.20ХХ года, спустя 10 месяцев, свидетельствуют об отсутствии какого-либо ущерба, причиненного действиями Ответчика. Более того, повторимся, согласно  акту сдачи-приемки, составленному по завершению монтажных работ 18.10.20ХХг. Истец не имеет никаких претензий к Исполнителю, что подтверждает своей подписью. Соответственно, демонтажные  и монтажные работы соответствовали ожиданиям сторон и были приняты без рекламаций.

Произведенная истцом оценка размера ущерба (Отчет №162/ХХ об определении рыночной стоимости восстановительного ремонта (реального ущерба) домовладения от 21.08.20ХХг. ) без вызова для осмотра ответчика ставит под сомнения законность получения такого доказательства. Данный отчет не соответствует требованиям ФЗ от 29.07.1998 N 135-ФЗ  "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

Согласно ст.  11. ФЗ №135-ФЗ Итоговым документом, составленным по результатам определения стоимости объекта оценки независимо от вида определенной стоимости, является отчет об оценке объекта оценки (далее - отчет). Отчет составляется на бумажном носителе и (или) в форме электронного документа в соответствии с требованиями федеральных стандартов оценки, нормативных правовых актов уполномоченного федерального органа, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности. Отчет не должен допускать неоднозначное толкование или вводить в заблуждение. В отчете в обязательном порядке указываются дата проведения оценки объекта оценки, используемые стандарты оценки, цели и задачи проведения оценки объекта оценки, а также иные сведения, необходимые для полного и недвусмысленного толкования результатов проведения оценки объекта оценки, отраженных в отчете. В отчете должны быть указаны:

сведения об оценщике или оценщиках, проводивших оценку, в том числе фамилия, имя и (при наличии) отчество, место нахождения оценщика и сведения о членстве оценщика в саморегулируемой организации оценщиков;

В п. 3 Отчета в графе оценщик указан всего один оценщик: Елизарова Ирина Геннадьевна со всеми, требуемыми сведениями о ней, как оценщике.

В тоже время, «отчет по оценке рыночной стоимости восстановительного ремонта домовладения выполнил оценщик Косинцев Иван Викторович, о котором в п. 3 Отчета ни слова не сказано.

Истец ссылается на нормы ст. 15 ГК РФ о возмещении убытков, в тоже время в материалах дела отсутствуют доказательства принадлежности жилого помещения, расположенного по адресу: г. Волгоград, ул. ХХХХХХХХХ, д. ХХ Истцу на праве собственности или каком либо ином праве. В связи с тем, что по мнению Истца данное жилое помещение претерпело негативные изменения, необходимо установить устойчивую правовую связь между Истцом и данным жилым помещением, чтобы установить наличие убытков у Истца. Таким образом, в отсутствии документов, подтверждающих наличие каких-либо прав на вышеназванное жилое помещение у Истца, считаем факт наличия убытков Истцом не доказан.

Ссылка истца на претензию от 02.06.20ХХ года обоснованно подтверждает, что спустя почти год с момента монтажа пластиковых изделий Истец обратился к гражданке Ж.Е.Ю, а не к Ответчику, о чем свидетельствует сам текст претензии и отметка о вручении. Более того, в материалах дела нет ни единого доказательства, соответствующего требованиям законодательства, подтверждающего наличие указанных в претензии дефектов и вины Ответчика в возникновении данных дефектов.

Не смотря на все письменно изложенные Ответчиком доводы суд приходит к выводу о доказанности вины Ответчика в части нанесенного ущерба.

Также Истец в тексте претензий не устанавливает никаких сроков устранения Исполнителем возникших дефектов и потому ссылка Истца  и суда в тексте судебного решения на ст. 30 ЗоПП РФ в данном случае не обоснована.

Претензия от 03.10.20ХХ года вообще не содержит требований, предусмотренных ст. 18 ЗоПП РФ. Истец просит расторгнуть договор, который уже исполнен, что подтверждается актом сдачи-приемки, составленным по завершению монтажных работ 18.10.20ХХг. Более того, требований о возврате денег от Истца не поступало в адрес Ответчика до момента предъявления иска, поэтому считаем, что досудебный порядок не соблюден. Ответчик был лишен права урегулировать данный спор в досудебном порядке, потому что просто не знал, какие требования будут заявлены Истцом. Однако суд делает иной вывод «... поскольку как установлено в судебном заседании, подтверждается пояснениями самого истца и исследованными в судебном заседании письменными доказательствами, истцом в адрес ответчика направлялась претензия, в которой содержалось требование о расторжении договора, что подразумевает возврат плаченных по договору денежных средств.»

В гражданском праве расторжение договора регламентировано ст.450 ГК РФ и в данном случае не является аналогом норм ст. 32 ЗоПП РФ, которая по своей правовой природе носит совершенно иной характер. Соответственно, вывод суда о том, что расторжение договора подразумевает возврат денежных средств является ошибочным. В этом случае, начисление неустойки является необоснованным.


На основании изложенного,


ПРОШУ СУД:

1. Отменить решение Дзержинского  районного суда г. Волгограда от 10.02.20ХХг. по делу №2-1033/20ХХ по иску Д.В.И. к  ИП Л.А.А. о расторжении договора, взыскании денежных средств, неустойки, денежной компенсации морального вреда и принять новое решение по делу.


Приложения:

  1. Копия апелляционной жалобы – 1 экз.
  2. Квитанция об оплате гос. пошлины (подлинник) – 1 экз.


ИП Л.А.А.

______________________


Полезные статьи:

Юридическая консультация Волгоград

Защита прав потребителей Волгоград