Надзорная жалоба на постановление о привлечении ООО к административной ответственности по ч. 4, ст. 15.12 КоАП РФ

Образец надзорной жалобы

В Президиум Ростовского областного суда

344021, г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая,

д. 164/35


Заявитель надзорной жалобы:

лицо, привлеченное к административной

ответственности по ч.4 ст. 15.12 КоАП РФ

ООО «Ромашка»,

ИНН ХХХХХХХХХ, ОГРН ХХХХХХХХХХХХ,

Адрес: 400105, г. Волгоград, ул. ХХХХХХХХХ, ХХ

Тел: 8 (8442) ХХ-ХХ-ХХ


ЖАЛОБА

в порядке надзора


16 мая 20ХХ года судья Ворошиловского районного суда г. Ростов-на-Дону Сидоренкова И.Н., рассмотрев материалы дела об административном правонарушении, предусмотренном ч.4 ст. 15.12 К РФ об АП, в отношении ООО «Ромашка» №5-ХХХ/20ХХ, постановил признать ООО «Ромашка», ИНН ХХХХХХХХХ, расположенное по адресу г. Волгоград, ул. ХХХХХХХХХ, ХХ, виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст. 15.12 К РФ об АП и назначить ему наказание в виде административного штрафа в размере 200000 рублей с конфискацией предметов административного правонарушения.

02.06.20ХХ года судья Ростовского областного суда Худякова И.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу директора ООО «Ромашка» Д.А.Г. на постановление судьи Ворошиловского районного суда г. Ростов-на-Дону от 16.05.20ХХ года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении юридического лица - ООО «Ромашка»  решил вышеназванное постановление Ворошиловского районного суда г. Ростов-на-Дону от 16.05.20ХХ года оставить без изменения, а жалобу директора ООО «Ромашка» Д.А.Г. - без удовлетворения.

Не можем согласиться с выводами судов первой и второй инстанции по следующим основаниям.

В основу вывода суда первой инстанции о виновности нашей организации в совершении означенного правонарушения были положены доводы о:

  • Технической поддельности (сфальсифицированности) двух федеральных специальных марок, что как указал суд, подтверждается актом проведенного терр. органом Росалкогольрегулирования по ФГУП «Гознак» технического исследования данных марок;
  • Наличии вины у ООО «Ромашка» в розничном обороте указанной алкогольной продукции на том основании, что нашему типу организации федеральный закон будто бы предписывает обязанность проверять подлинность маркировки на алкогольной продукции не только визуальным способом и по банку данных информационной Интернет-системы ЕГАИС, но также и с применением специальных приборов, и что наша организация не выполнила указанной обязанности без уважительных причин.

Между тем считаем себя невиновными в инкриминируемом деянии, выводы суда ошибочны и противоречат нормативным предписаниям федерального законодательства, исчерпывающие правовые ссылки на которое нами были заблаговременно представлены суду в мотивированных письменных объяснениях по делу.

Дело рассмотрено судом первой инстанции с грубым нарушением норм материального закона в части их неправильного толкования и неверного применения к рассматриваемым правоотношениям, а также с существенным нарушением процессуальных требований КоАП РФ – отклонение наших трех значимых ходатайств, направленных на полное и правильное разбирательство дела,- что лишило нас процессуальной возможности доказать отсутствие вины в правонарушении дозволенными источниками и средствами доказывания путем привлечения к участию в деле и получения квалифицированных объяснений конкретного профессионального специалиста, обладающего обширными познаниями в интересующем вопросе. Путем истребования из терр. органа Росалкогольрегулирования в судебное заседание обеих бутылок водки с целью наглядного визуального наружного обозрения в судебном заседании обеих наклеенных на них спорных федеральных специальных марок в целях установления по внешним признакам наличия или отсутствия на этих марках комплекта необходимых реквизитов (определенные текстовые надписи, люминесцентные голограммы, штрих-коды, металлолента, иные степени защиты и т.д.), путем последующего назначения повторной экспертизы спорных двух федеральных специальных марок и ее проведения аккредитованным экспертом (специалистом).

Просим об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы и прекратить по нему производство ввиду следующего:

1. В соответствии с подп. 3 ст. 26.1 КоАП обязательному выяснению по делу  подлежит виновность лица в совершении административного правонарушения.

Между тем в действиях ООО «Ромашка», а также в действиях руководителя ООО «Ромашка», отсутствуют признаки виновного совершения (умышленно или по неосторожности) действий, образующих состав административного правонарушения. Предусмотренного ч.4 ст. 15.12 КоАП РФ.

Предъявляемые нам в вину как поддельные две федеральные специальные марки были наклеены на два экземпляра алкогольной продукции, поставленной 03 марта 20ХХ года в нашу организацию предприятием ООО «Легион-Н» на основании договора поставки от 18.11.20ХХ г. № 1963 и сопроводительных документов к нему (т.е. приложений, которые были изъяты у нас сотрудниками Росалкогольрегулирования 05.03.20ХХ г.) в виде соответствующей товарно-транспортной накладной от 03.03.20ХХ г. № 2884, справок к ТТН разделы «А» и «Б», деклараций и сертификатов о соответствии, удостоверений о качестве, в составе незначительной партии алкогольной продукции следующего вида:

  • Водка «Позёмка Платиновая», дата розлива 30.04.20ХХ г., объем 0,5 л, содержание этилового спирта (крепость) 40 %, производитель АО «Шуйская область» (адрес производителя: Россия, Ивановская обл., г. Шуя, ул. Завокзальная, 17) в количестве 20 (двадцать) бутылок в одном ящике, которые были снабжены федеральными специальными марками. Оплата указанной партии водки произведена нами по соответствующему счету-фактуре от 03.03.20ХХ г. №2884 (копия прилагается).

По внешним визуальным признакам указанные две федеральные специальные марки (далее- ФСМ) были никак не отличимы от подлинных (действительных, достоверных), что видно из имеющейся в деле фототаблицы к протоколу осмотра от 05.03.20ХХ года, который произведен у нас в магазине сотрудниками Росалкогольрегулирования.

Уместно отметить, что действующее законодательство РФ не содержит нормативных предписаний, которые бы, во-первых, устанавливали презумпцию виновности именно продавцов за достоверность происхождения и подлинность ФСМ на реализуемой алкогольной продукции и, во-вторых, в пунктах 3-3.3 ст.12 Федерального закона № 171-фз «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта….» (далее-ФЗ-171) и других нормах законодательства РФ нет правовых предписаний, которые бы обязывали продавцов алкогольной продукции помимо внешнего визуального осмотра на предмет определения формальной комплектности и состава реквизитов, а также через посредство запроса в Единой государственной автоматизированной информационной системе маркировок – поисковая система ЕГАИС (далее – ПС ЕГАИС), прибегать к помощи каких-либо специальных способов либо специальных средств (приборов), чтобы удостоверяться в подлинности происхождения и достоверности (действительности) ФСМ.

ООО «Ромашка» не является производителем спорной алкогольной продукции, поэтому в силу пункта 2 ст.12 ФЗ-171 не относится к лицам, ответственным за получение и наклейку федеральных специальных марок.

Следовательно, в соответствии с абз. 1 пункта 3.3 ст. 12 ФЗ-171 ООО «Ромашка» обязано было проверить подлинность федеральных специальных марок исключительно двумя способами –визуально и с использованием доступа к системе ЕГАИС.

Исходя из фактических визуальных внешних признаков на указанных ФСМ, в т.ч. наличие исчерпывающей письменной информации на русском языке, иной графической и вещественной информации, как то: размеры ФСМ, материал носителя (бумага), цветная полиграфия, наличие переливающихся голограмм и включенной серебристой металлоленты (степень защиты), указание на страну происхождения (Российская Федерация), наличие печатного текстового реквизита полиграфического предприятия «Гознак, ППФ, Пермь,20ХХ», наличие серии и номера ФСМ, наличие штрих-кодов, сведений о производителе-изготовителе, наименования алкогольной продукции (водка, название), емкости (объема) тары, содержания этилового спирта (крепость) и т.д., - у нашей организации не было никаких оснований сомневаться в подлинности и достоверности означенных двух ФСМ на двух бутылках, тем самым при приемке алкогольной продукции визуальное исследование спорных ФСМ не вызвало сомнений в их подлинности.

Наша организация, приобретая алкогольную продукцию у ООО «Легион-Н» (поставщик), на которой имелись федеральные специальные марки, внешне отвечающие признаками ФСМ, установленных законом, имело основания полагать, что участвует в обороте легальной алкогольной продукции.

Также, из имеющихся у нас на руках протоколов запроса в ЕГАИС именно в отношении двух интересующих ФСМ следует, что их серии и номера 101 531415654 и 101 531415647 также соответствуют действительности и проходят идентификацию по учетам данной электронной поисковой информационной системы (оригиналы запросов прилагаются).

Поскольку информация, нанесенная на две спорные марки, совпала с контрольно-учетной информацией, содержащейся в ЕГАИС, то определить поддельность спорных марок с использованием доступа к ПС ЕГАИС в данном случае не представлялось возможным.

В период осуществления процессуальных мероприятий сотрудниками Росалкогольрегулирования 05.03.20ХХ г. в магазин ООО «Ромашка» на осмотр прибыл представитель ООО «Легион-Н» (поставщик рассматриваемой алкогольной продукции), имея при себе соответствующий специальный сертифицированный прибор для определения поддельности ФСМ. Проверка двух интересующих ФСМ указанным прибором показала подлинность этих двух марок. Как видно из имеющегося в деле протокола осмотра от 05.03.20ХХ г., это было зафиксировано в протоколе осмотра от 05.03.20ХХ г. в собственноручных замечаниях понятой Д. Н.М.

Данное обстоятельство свидетельствует в пользу отсутствия у ООО «Ромашка» вины в совершении рассматриваемого правонарушения.

Таким образом, наша организация, действуя добросовестно, проявляя должную разумную осмотрительность, предприняла все необходимые и достаточные меры в отношении проверки и оценки достоверности маркировки указанных двух бутылок водки посредством задействования предписанных в ФЗ-171 проверочных способов; к изготовлению (подделке) данных ФСМ наша организация отношения не имеет, о действительном источнике происхождения этих двух ФСМ мы не осведомлены, при этом признаков противоправной грубой небрежности и самонадеянности (легкомыслия) как основания для привлечения к административной ответственности в данном вопросе мы, со своей стороны, не проявили.

ООО «Ромашка» также проявило должную осмотрительность и при выборе контрагента (поставщик ООО «Легион-Н»), затребовав у данного поставщика все необходимые товаросопроводительные документы, подтверждающие легальность оборота алкогольной продукции.

Доказательства того, что ООО «Ромашка» знало или должно было знать о поддельности спорных марок,  в материалах дела отсутствуют.

Все нами изложенные выше доводы основываются на правовой позиции, закрепленной , в частности, в Постановлении  Первого арбитражного апелляционного суда от 08.08.20ХХ г. по делу № А38-ХХХ/20ХХ. С учетом законодательного объединения арбитражной и общеюрисдикционной судебных систем РФ названный судебный акт может иметь ориентирующее значение для целей правильного правоприменения.

При разрешении данного дела следует руководствоваться также тем, что имеющееся в деле заключение технического исследования (исх. № 09.2-7/1492 от 18.03.20ХХ г.) о поддельности рассматриваемых двух ФСМ является недопустимым доказательством в силу положения ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ, поскольку оно получено с нарушением закона.

Так, согласно имеющемуся в деле определению о назначении экспертизы по делу об административном правонарушении от 05.03.20ХХ г. № 11-17/51 по делу была назначена в ФГУП «Гознак» (г. Москва) именно экспертиза в порядке, предусмотренном ст. 26.4 КоАП РФ. Причем данное ФГУП «Гознак» (г. Москва) не является экспертным учреждением и заинтересовано в исходе дела на стороне уполномоченного федерального государственного ведомства (в данном случае -Росалкогольрегулирование), поскольку форма собственности у предприятия «Гознак» федеральная государственная (100%).

Наконец, для целей правильного разрешения данного дела необходимо учитывать, что в публичном законодательстве РФ фактически проводится четкое терминологическое разделение между отсутствием маркировки как таковой на алкогольной продукции и наличием на алкогольной продукции поддельных (сфальсифицированных) марок.

Так, обращает на себя внимание такое терминологическое разделение в тексте абз. 6 пункта 3 статьи 20 ФЗ-171: «…оборот алкогольной продукции без маркировки в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона либо с поддельными марками ». Аналогичное терминологическое разделение проведено законодателем в тексте диспозиций ст. 171.1 ч.3 и ст. 327.1 УК РФ.

Между тем, по ч.4 ст.12 КоАП РФ административная ответственность предусмотрена именно за оборот алкогольной продукции без маркировки, а за оборот продукции с поддельными марками данной нормой ответственность не предусматривается.

Этому обстоятельству имеется логическое и правомерное объяснение.

В публичном законодательстве РФ действует общеправовой конституционный принцип о недопустимости двойной ответственности за одно и то же деяние.

В силу же положений абз. 6 п.3 статьи 20 ФЗ-171 за оборот алкогольной продукции с поддельными ФСМ предусматривается самостоятельный вид ответственности в виде аннулирования лицензии хозяйствующего субъекта на розничную продажу алкогольной продукции.

При таких обстоятельствах установление помимо аннулирования лицензии как самостоятельной ответственности еще и административной ответственности (при том, что она является внушительной с точки зрения финансовых санкций) за то же самое деяние наглядно бы свидетельствовало о грубом нарушении указанного общеправового принципа о недопустимости наказания дважды за одно и то же деяние.

М.Видео

2. В соответствии с частью 1 статьи 1.5 «Презумпция невиновности» КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Обращаясь в ряде своих решений (Постановления от 25 января 2001 года № 1-П, от 27 апреля 2001 года № 7-П, от 17 июля 2002 года № 13-П, определения от 9 апреля 2003 года № 172-О, от 7 декабря 2010 года № 1570-О-О и др.) к вопросу о вытекающих из Конституции Российской Федерации общих принципах юридической ответственности, которые по своему существу относятся к основам правопорядка, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

Как следует из статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, юридическая ответственность может наступить только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями. Наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности; при этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности. В свою очередь, наличие вины как элемента субъективной стороны состава правонарушения – общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе.

По смыслу статей 49, 50, 52, 54 и 64 Конституции Российской Федерации, принципы презумпции невиновности и виновной ответственности, т.е. наличия вины как необходимого элемента состава правонарушения (и, следовательно, основания привлечения к юридической ответственности), выражают общие принципы права при применении государственного принуждения в сфере публичной ответственности как в уголовном, так и в равной мере в административном праве. Меньшая по степени вредоносности и общественной опасности, по сравнению с преступлениями, значимость административных правонарушений как особого вида публично-правовых деликтов не означает, что они могут быть исключены из сферы действия конституционного права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство.

Соответственно, конкретизирую положения статей 17 (части 1 и 3), 46 (части 1 и 2), 49 (часть 1), 51 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в статье 1.5 предусматривает, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (часть 1); лицо в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело (часть 2). По смыслу части 1 ст. 1.5 данного Кодекса во взаимосвязи с пунктом 2 части 1 его статьи 24.5, отсутствие вины в совершении административного правонарушения является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении.

Вина в совершении административного правонарушения устанавливается в процессе производства по делу об административном правонарушении. Согласно Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях, административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично (часть 1 статьи 2.2); административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (часть 2 статьи 2.2); юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых данным Кодексом или законами субъектов Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (часть 2 статьи 2.1).

В соответствии с пунктом 3.3 статьи 12 Федерального закона от 22.11. 1995 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» (далее также- Закон № 171-ФЗ), проверка подлинности федеральных специальных марок и акцизных марок осуществляется организациями-покупателями, имеющими соответствующую лицензию, визуально, а также с использованием доступа к информационным ресурсам уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти.

Проверка подлинности федеральных специальных марок и акцизных марок осуществляется уполномоченными органами визуально, с использованием соответствующих приборов, а также с использованием доступа к информационным ресурсам уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти.

В соответствии с пунктом 5.3.11 (5) Положения о Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 24.09.20ХХ № ХХХ, этим органом является Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование).

В этой связи, Росалкогольрегулированием разработан информационный ресурс- ЕГАИС «Проверка марок», обеспечивающий возможность организациям, имеющим лицензию на розничную продажу алкогольной продукции и уполномоченным органам осуществлять проверку подлинности федеральных специальных марок и акцизных марок.

Для получения доступа к информационному ресурсу «Проверка марок», организациям, имеющим лицензию на розничную продажу алкогольной продукции, и уполномоченным органам необходимо направить в Федеральную службу по регулированию алкогольного рынка письменное обращение, с указанием необходимости подключения, фамилии, имени и отчества лица назначенного ответственным за работу с информационным ресурсом «Проверка марок» и контактного e-mail.

Исходя из смысла пункта 3.3 статьи 12 Закона № 171-ФЗ, ООО «Ромашка» обязано было проверить подлинность федеральных специальных марок двумя способами- визуально и с использованием доступа к системе ЕГАИС, что и было им сделано.

В материалах дела имеются копии протоколов запроса в ЕГАИС именно в отношении двух интересующих ФСМ (ХХХХХХХХХХ и ХХХХХХХХХХХХХ, имеющихся на изъятых двух бутылках водки «Позёмка Платиновая», дата розлива 30.04.20ХХ г., объем 0,5 л, содержание этилового спирта (крепость) 40 %, производитель ОАО «Шуйская область»(адрес производителя: Россия, Ивановская обл., г. Шуя, ул. Завокзальная, 17), и поскольку информация, нанесенная на спорные марки, совпала с контрольно-учетной информацией, содержащейся в ЕГАИС, определить подлинность спорных марок с использованием доступа к ПС ЕГАИС в данном случае не представлялось возможным, что указывает на отсутствие вины в действиях ООО «Ромашка», и в свою очередь является основанием для прекращения производства по делу ввиду отсутствия состава административного правонарушения.

Как следует из содержания пункта 3.3 статьи 12 Закона 171-ФЗ, организациям-покупателям не предписывается использование специальных приборов при визуальной проверке подлинности ФСМ.

Раскрывая смысл и содержание обязанности визуальной проверки подлинности ФСМ организациями-покупателями и уполномоченными органами, следует указать, что во всех случаях проверка проводится визуально, т.е. с использованием органов зрения человека, как в случае использования специальных приборов (для уполномоченных органов), так и без их использования (для организаций-покупателей).

В соответствии с пунктом 1 методики визуального определения факта вскрытия тары алкогольной продукции, утвержденной Приказом Росалкогольрегулирования от 12.05.2010 г. № 32н «Об утверждении методики визуального определения факта тары алкогольной продукции», определение факта вскрытия тары осуществляется следующими способами, которые влекут нарушения целостности или деформации тары и (или) укупорочного средства:

-визуальный осмотр вооруженным глазом с использованием специальных приспособлений (увеличительного стекла-лупы, микроскопа и т.д.);

-визуальный осмотр невооруженным взглядом (зрительное восприятие человека).

Таким образом, увеличительное стекло (лупа) относится к специальным приспособлениям (приборам), призванным улучшить восприятие визуальной информации человеком.

Назначение же экспертизы по данному делу, предметом которой является установление факта подлинности ФСМ, само по себе указывает на отсутствие визуальных признаков подделки ФСМ, которые могла бы установить организация-покупатель (в данном случае ООО «Ромашка») при визуальном осмотре.

Основным доказательством, подтверждающим, по мнению Росалкогольрегулирования и суда первой инстанции, вину ООО «Ромашка» в совершении правонарушения является техническое исследование, выполненное специалистами ФГУП «ГОЗНАК». С такими выводами согласиться нельзя.

Заключение о проведенном техническом исследовании, выполненное ведущими инженерами ФГУП «ГОЗНАК» М.А.М. и С.М.И., лишено доказательственной силы как недопустимое доказательство и не могло быть принять во внимание при вынесении решения по делу по следующим основаниям:

В соответствии со статьей 41 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», далее- Закон «Об экспертной деятельности….», в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может проводится вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладаюшими специальными знаниями в области науки, техники искусства или ремесла. Но не являющимися государственными судебными экспертами.

На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2,3,4, 6-8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.

Следовательно, во исполнение определения о назначении экспертизы по делу об административном правонарушении № ХХ-ХХ/ХХ от 05.03.20ХХ г., должно было быть получено заключение эксперта, соответствующее требованиям статьи 25 Закона «Об экспертной деятельности…», что сделано не было, и чему не была дана надлежащая оценка судом первой инстанции.

В нарушение вышеуказанного определения и требований статьи 26.4 КоАП РФ в материалы дела об административном правонарушении № ХХ-ХХ/ХХ от 05.03.20ХХ было представлено не заключение эксперта, а заключение о проведенном техническом исследовании.

Содержание технического исследования грубо нарушает требования статьи 25 Закона «Об экспертной деятельности….», а именно:

1.Отсутствуют сведения о времени и месте проведения судебной экспертизы;

2.Отсутствуют сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (с указанием образования, специальности, стажа и опыта работы по экспертному профилю, ученой степени и ученом звании и т.п.), которым поручено производство судебной экспертизы;

3.Отсутствуют сведения об объектах исследования и материалах дела, представленных эксперту для производства судебной экспертизы;

4.Отсутствуют сведения о содержании и результатах исследований с указанием примененных методов;

5.Отсутствуют сведения, содержащие оценку результатов исследований, обоснование и формулировку выводов по поставленным вопросам.

6. На вопрос «Выполнены ли представленные на исследование федеральные специальные марки производством ФГУП «Гознак»?»,- ответ дан не был.

7.Вывод о полной поддельности ФСМ голословен, не подтвержден ни методически, ни экспертными доказательствами с указанием на конкретные признаки, подтверждающие такой вывод.

8. В нарушение требований части 3 статьи 26.4 КоАП РФ, вопросы, поставленные перед экспертом, выходят за пределы специальных знаний эксперта:

9.1. Так, например, вопрос: «имеют ли представленные на исследование федеральные специальные марки поддельные (фальсифицированные) элементы, если имеют, то какие?» относится к вопросам права, а не к области специальных знаний. Как указано в разделе 2.4 Экспертные ошибки, допускаемые при исследовании реквизитов и материалов документов, книги «СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ», под редакцией доктора юридических наук, профессора Е.Р. Россинской, «выходом эксперта за пределы своей компетенции будут являться выводы о том, что документ в целом или отдельный его реквизит сфальсифицирован или является поддельным, или вывод, содержащий оценку совершенным действиям (с умыслом, случайно, неосторожно)»;

9.2. Вопрос: «Имеется ли возможность визуального определения подлинности данных федеральных специальных марок?» также относится не к области специальных знаний, а к оценке законности действий ООО «Ромашка» при осуществлении оборота алкогольной продукции. Кроме того, данный вопрос поставлен некорректно, поскольку в обоих случаях: как с использованием специальных приборов, так и без их использования, оценка подлинности ФСМ осуществляется визуально, т.е. органами зрения человека.

Как следствие, на таких недопустимых результатах тех. исследования не могли быть основаны выводы суда первой инстанции по делу о поддельности (сфальсифицированности) спорных ФСМ. Тех. исследование является недопустимым доказательством в силу требований ч.3 ст.26.2 КоАП РФ.

Используя содержащиеся в вышеуказанном тех. исследовании выводы в качестве неоспоримого доказательства по делу, суд первой инстанции не принял во внимание то обстоятельство, что ответ на третий вопрос, поставленный перед экспертом, однозначно свидетельствует о том, что установить поддельность спорным ФСМ можно только с использованием специальных приборов (лупы 4-х-10-тикратного увеличения и ультрафиолетовых осветителей), а также путем сравнения с подлинными образцами ФСМ (которые не могут находится у ООО «Ромашка» в распоряжении, поскольку ООО «Ромашка» не является производителем алкогольной продукции, при этом имевшиеся у ООО «Ромашка» на бутылках марки лишь предполагались подлинными, судя по комплектности реквизитов и других из внешних признаков).

Данный правовой довод остался без внимания и без должной правовой оценки со стороны суда первой инстанции, наряду с другими нарушениями материального и процессуального закона повлёк неправильное разрешение дела по существу.

В соответствии с пунктом 2 приложения № 37 к приказу Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка от 12 июля 2012 г. № 191 федеральные специальные марки должны быть защищены от подделки не ниже уровня «Б» согласно Техническим требованиям и условиям изготовления защищенной полиграфической продукции, утвержденным приказом Министерства финансов Российской Федерации от 07 февраля 2003 г. № 14н «О реализации постановления Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2002 г. № 817», согласно которым защищенная полиграфическая продукция уровня «Б» должна изготавливаться на бумаге массой 70-120 г/кв. м, содержащей не менее 25% хлопкового или льняного волокна, с эксклюзивным водяным знаком (либо лицензиата, либо эмитента), являющимся просветно-затененным, обладающим выраженной контрастностью, обеспечивающей его надежный визуальный контроль. Бумага не должна иметь свечения (видимой люминесценции) под действием ультрафиолетового излучения, должна содержать не менее двух видов волокон, контролируемых в видимой или иных областях спектра. Допустима замена одного из видов волокна на другие виды включений- конфетти, полимерные нити, капсулированный люминофор. Не допускается применение специальных волокон, имеющих видимую люминесценцию голубого цвета под действием ультрафиолетового излучения.

При изготовлении защищенной полиграфической продукции уровня «Б» должна использоваться только оригинальная композиция. При изготовлении защищенной полиграфической продукции уровня «Б» используются традиционные и/или нетрадиционные способы печати. Обязательно наличие наложения двух фоновых сеток с переменным шагом и с ирисовыми раскатами. Рекомендуется применение ирисового раската с двойным переходом.

Таким образом, из содержания этих технических требований следует, что определение поддельности ФСМ возможно исключительно при применении специальных приборов для оценки подлинности ФСМ.

Между тем, ни пункт 3.3 ст. 12 Закона 171-ФЗ, ни другие нормы законодательства РФ не возлагают на организации-покупателей обязанность использования специальных приборов при визуальной проверке подлинности ФСМ.

Следовательно, отсутствие законодательно предписанной обязанности использовать специальные приборы при визуальной проверке подлинности ФСМ не может признаваться правовым основанием для привлечения к административной ответственности организации-покупателя (в данном случае ООО «Ромашка») в связи с неприменением такой организацией-покупателем специальных приборов на проверку подлинности ФСМ.

Закон вменяет в обязанность организации-покупателю лишь 2 формы проверки: визуальный способ и задействование информационной системы «ЕГАИС» . Указанную обязанность ООО «Ромашка», являясь организацией-покупателем, выполнила исчерпывающим образом и в надлежащем виде.

Наружный осмотр обеих спорных ФСМ визуальным способом, т.е. невооруженным взглядом, не позволял прийти к выводу об их поддельности, что указывает на отсутствие вины в действиях ООО «Ромашка», добросовестно и разумно осуществившего проверку их подлинности.

3. В судебных заседаниях 14.05.20ХХ г. и 16.05.20ХХ г. суд первой инстанции неправомерно и по надуманным мотивам отказал нам в удовлетворении следующих ходатайств:

  • об истребовании от терр. органа в судебное заседание двух рассматриваемых бутылок водки со спорными двумя федеральными специальными марками для их наглядного наружного обозрения в судебном заседании на предмет установления по внешним признакам наличия или отсутствия на этих марках комплекта необходимых реквизитов (определенные текстовые надписи, люминесцентные голограммы, штрих-коды, металлолента, иные степени защиты и т.д.)
  • о привлечении гр. С.М.Г. к участию в деле в качестве специалиста в области производства и проверки подлинности специальных государственных марок (в том числе, акцизных, федеральных специальных марок и т.п. защищенной полиграфической продукции) для участия в осмотре двух спорных марок и дачи им компетентных разъяснений по интересующим суд вопросам, в том числе подтверждения или опровержения выводов имеющегося в деле акта технического исследования во ФГУП «Гознак» о подложности (сфальсифицированности) двух спорных марок;
  • о назначении эксперту С.М.Г. и проведении повторной экспертизы в случае постановки под сомнение или опровержения произведенного во ФГУП «Гознак» технического исследования, которое, по сути, явилось единственным и главным доказательством, в качестве такового было положено в основу вывода суда первой инстанции о виновности ООО «Ромашка» в административном правонарушении.

Тем самым суд первой инстанции неправомерно ограничил нас в реализации правомочия на получение и представление суду доказательств своей невиновности средствами и из источников, предусмотренных законом, в правовой ситуации, когда другой участник по данному делу – терр. орган Росалкогольрегулирования- представил в подтверждение нашей виновности документ в виде акта технического исследования марок во ФГУП «Гознак», т.е. документ оспоримой силы и из сомнительного заинтересованного в исходе дела источника происхождения.

В результате данного процессуального ограничения другой участник по делу- терр. орган Росалкогольрегулирования- и представленные им документы оказались в заведомо выгодном, привилегированном и приоритетном положении, а наша организация оказалась стесненной в средствах и формах доказывания своей невиновности по делу. Мы были лишены судом первой инстанции возможности доказать свою невиновность надлежащими средствами и источниками доказывания и опровергнуть доказательства терр. органа Росалкогольрегулирования.

Между тем реализация правомочия по истребованию при содействии суда и представлению доказательств своей невиновности гарантирована правовыми предписаниями ст.ст. 24.4, 25.1, 25.8- 25.9, 26.2, 26.4, 26.6-26.7 КоАП РФ.

Суд первой инстанции не выполнил требований данных норм в отношении гарантий наших правомочий в ходе разбирательства данного дела

Таким образом, оспариваемое постановление суда первой инстанции основано на неверном толковании и применении по делу пункта 3.3 ст.12 Закона 171-ФЗ и связанных с ним в той же сфере регулирования специальных нормативно-правовых актов Правительства РФ, на нарушении требований ст.ст. 1.5, 26.1 подп. 3 и 26.2 КоАП РФ в их взаимной связи с перечисленными выше положениями Конституции, что повлекло неправильные выводы суда первой инстанции о наличии вины у ООО «Ромашка» в правонарушении и неправомерное придание доказательственной силы по делу негодным и недопустимым документам, а также нарушение принципа процессуального равноправия всех участников административного производства, выразившиеся в несправедливом ограничении нас в реализации процессуальных правомочий (путем отклонения наших трех значимых ходатайств) по сравнению с терр. органом Росалкогольрегулирования.

Допущенные судом первой инстанции нарушения закона напрямую повлияли на исход дела, на то, что дело по существу рассмотрено неверно.

Считая, что указанное постановление вынесено без достаточных законных оснований, мы обратились в судебную коллегию по административным делам Ростовского областного суда с апелляционной жалобой. Однако, 02 июля 20ХХ года судья Ростовского областного суда Х.И.Н., рассмотрев открытом заседании жалобу, решил постановление судьи Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону от 16.05.20ХХ года оставить  без изменения, а жалобу ООО «Ромашка»- без удовлетворения.

На основании вышеизложенного,

ПРОШУ СУД:

  1. Постановление Ворошиловского районного суда г. Ростов-на-Дону от 06.05.20ХХ г. по делу об административном правонарушении  № 5-ХХХ/ 20ХХ и решение Ростовского областного суда по результатам рассмотрения жалобы по делу  № 7.1-382/20ХХ от 02.07.20ХХ г. – отменить в связи с отсутствием состава административного правонарушения в действиях ООО «Ромашка».
  2. Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.4 ст. 15.12 К РФ об АП в отношении ООО «Ромашка» прекратить.


Приложение:

1. Копия жалобы - 1 экз.

2. Копия постановления Ворошиловского районного суда г. Ростов-на-Дону от 06.05.20ХХ г. по делу об административном правонарушении № 5-ХХХ/ 20ХХ - 1 экз. (заверен судом)

3. Копия решения Ростовского областного суда по делу  № 7.1-ХХХ/20ХХ от 02.07.20ХХ г. - 1 экз. (заверен судом)


Директор ООО «Ромашка»

Д. А.Г.                               ______________________________

30.10.20ХХ г.


Полезные статьи:

Юридическая консультация Волгоград

Юридическое абонентское обслуживание ООО и ИП Волгоград