8 (8442) 50-56-79

Апелляционная жалоба на решение мирового судьи, когда виновник ДТП не установлен в рамках административного производства, а автотехническая экспертиза изготовлена с нарушениями законодательства

Тракторозаводский районный суд

г. Волгограда

 

Истец: П.И.В.

г. Волгоград, ул. Н.

ХХ, кв. ХХ,

 

Ответчик (заявитель): М.Д.С.

г. Волгоград, ул. Г., д.ХХ, кв. ХХ

 

Третье лицо: П.Ю.А.

г. Волгоград, Н., д. ХХ, кв. ХХ

 

Апелляционная жалоба на решение

И.о. мирового судьи судебного участка №110, мирового судьи судебного участка №111 Волгоградской области Гоношиловой О.А.  от 08.08.2013 года по делу №Х-ХХХ-ХХХ/2013 по иску П.И.В.  к М.Д.С. о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

 

08.08.2013 года и.о. мирового судьи судебного участка №110, мировым судьей судебного участка №111 Волгоградской области Гоношиловой О.А. принято решение по иску П.И.В.  к М.Д.С. о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием по делу №Х-ХХХ-ХХХ/2013. Указанным решением иск был удовлетворен.

С указанным решением не согласен, считаю его незаконным, необоснованным по следующим основаниям:

  1. Мировой судья в мотивировочной части решения приходит к выводу (лист 3 решения, абз. 3) «Дорожно-транспортное происшествие произошло в результате нарушения водителем М.Д.С. пункта 13.8 Правил дорожного движения, который не уступил дорогу транспортному средству Шевроле Нива 2123 гос. рег. знак Х000 ХХ 34, завершающему маневр на перекрестке». Данный вывод суда основан на выводах эксперта в заключении автотехнической экспертизы ООО «Атон». Обосновывая данные выводы мировой судья указывает, что эксперт руководствовался объяснениями участников ДТП, и приводит в тексте решения цитаты  объяснений обоих водителей.

В тоже время, допустимость экспертного заключения №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. выполненного  ООО «Атон»  в качестве доказательства по настоящему гражданскому делу вызывает сомнения.

09.07.2013 года определением  и.о. мирового судьи судебного участка №110, мировым судьей судебного участка №111 Волгоградской области О.А. Гоношиловой назначена автотехническая экспертиза.

 

11.07.2013 года  согласно заключению эксперта №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. в ООО «Атон» поступили административные материалы по гражданскому делу №Х-ХХХ-ХХХ/2013 по иску П.И.В. к М.Д.С. о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

Соответственно мы были незаконно лишены права предоставленного ст. 331-332 ГПК РФ. Судом не предоставлен пятнадцатидневный срок для обжалования определения суда о назначении экспертизы.

Доводы мирового судьи в мотивировочной части решения (лист 5, абз. 1), что «В определении мирового судьи от 09 июля 2013 года о назначении по настоящему делу автотехнической экспертизы указано на возможность обжалования данного определения в части приостановления производства по делу, обжалование определения в части назначения экспертизы не предусмотрено, поэтому то обстоятельство, что определение мирового судьи передано в экспертную организацию для проведения экспертизы до истечения пятнадцатидневного срока на обжалование определения на законность экспертного заключения не влияет.» не могут являться основанием нарушения  ст. 331-332 ГПК РФ. Нормативными актами не предусмотрено оснований у суда для не соблюдения сроков, указанных в ст. 332 ГПК РФ, сроков, которые являются гарантами реализации принципов справедливости, состязательности, и равноправия сторон в рамках гражданского судопроизводства.

Также согласно «Обзору судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14.12.2011) Верховный Суд РФ разъяснил,  что «Представляется правильной и согласующейся с положениями ст. ст. 104 и 218 ГПК РФ позиция судов, считающих, что на определение суда о назначении экспертизы по вопросам, связанным с судебными расходами, а также о приостановлении производства по делу может быть подана частная жалоба». Соответственно определение о назначении экспертизы может быть обжаловано не только в части приостановления производства по делу, как указывает в тексте решения мировой судья, а также в части распределения судебных расходов на проведение экспертизы.

В силу ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В силу разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в п.п. 2, 3 Постановления от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значения для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Согласно ст. 55 ГПК РФ

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

2. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Соответственно экспертное заключение №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. выполненное ООО «Атон», которое получено судом в нарушение ст. 331-332 ГПК РФ, т.е. с нарушением предусмотренного законом порядка не имеет юридической силы и не может быть положено в основу решения суда.

Согласно  заключению эксперта №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. (стр. 1)

«На основании определения и.о. мирового судьи судебного участка №110, мирового судьи  судебного участка №111 Волгоградской области О.А. Гоношиловой и с соблюдением требований ст. 84 ГПК РФ, производство судебной автотехнической экспертизы по материалам гражданского дела №Х-ХХХ-ХХХ/2013 по иску П.И.В. к М.Д.С. о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, поручено ...».

В тоже время на стр. 2 заключения эксперта №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. указано, что «поступили административные материалы по гражданскому делу №Х-ХХХ-ХХХ/2013...»

Соответственно, эксперт Степанов Александр Александрович  выполнял заключение эксперта только на основании административных материалов, а поручено было выполнить заключение по всем материалам гражданского дела, что является грубым нарушением данного ему поручения директором ООО «Атон»  Михайлова В.С.

Подписка эксперта также указывает на проведение экспертизы по материалам гражданского дела, не ограничивая эксперта только административными материалами данного гражданского дела.

В заключении эксперта Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. (стр. 2) указано, что «11 июля 2013 года в ООО «Атон» при определении от 09 июля 2013 и.о. мирового судьи судебного участка №111, мирового судьи судебного участка №111 Волгоградской области Гоношиловой О.А., поступили административные материалы...»

Соответственно, в ООО «Атон» поступили материалы дела совместно с определением мирового судьи, который исполняет обязанности мирового судьи 111 судебного участка. Производство настоящего гражданского дела осуществляется мировым судьей 110 судебного участка. Каким образом мировой судья судебного участка №111 выносил определение о назначении экспертизы по делу, находящемуся в производстве мирового судьи судебного участка №110 без соответствующих полномочий, указанных в определении о назначении экспертизы не понятно.

В заключении эксперта №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. (стр. 5) эксперт приходит к выводу, что значения  измерений, указанные на схеме ДТП указаны в метрах. На каком основании сделан такой вывод эксперта не ясно. На самой схеме ДТП, представленной эксперту, данные  в каких величинах произведены измерения отсутствуют.

Доводы мирового судьи в мотивировочной части решения (лист 5, абз. 3), что «То обстоятельство, что эксперт принимал указанные в схеме ДТП значения измерений в метрах, без какого-либо обоснования выбора им единицы измерения, на правильность и обоснованность экспертного заключения не влияет, так как в России используется метрическая система мер, единицей которой является метр, что общеизвестно, и дополнительному обоснованию не подлежит» не соответствует действительности. Согласно общероссийскому классификатору единиц измерения, принятым Постановлением Госстандарта России от 26 декабря 1994 г. № 366,   первый раздел ОКЕИ - «Международные единицы измерения, включенные в ЕСКК» - сформирован на базе международной классификации единиц измерения, содержащейся в Рекомендации № 20 РГ 4 ЕЭК ООН, и включает в себя наиболее употребительные в Российской Федерации единицы измерения.

1 Международные единицы измерения, включенные в ЕСКК

 

Код

Наименование единицы измерения

Условное обозначение

Кодовое буквенное обозначение

национальное

международное

национальное

международное

Единицы длины

3

Миллиметр

мм

mm

MM

ММТ

4

Сантиметр

см

cm

CM

СМТ

5

Дециметр

дм

dm

ДМ

DMT

6

Метр

м

m

M

MTR

8

Километр

км;

km

KM;

КМТ

 

тысяча метров

103 м

 

ТЫС М

 

9

Мегаметр

Мм;

Mm

МЕГАМ;

МАМ

 

миллион метров

106 м

 

МЛН М

 

Соответственно, метр является не единственной  единицей измерения длинны, применяемой на территории РФ.

Противоречивы выводы эксперта, он указывает в исходных данных (стр. 3 экспертного заключения), что П.Ю.А. « ... в судебном заседании пояснила, что она, управляя принадлежащим П.И.В. автомобилем Шевроле Нива 2123, гос.рег.знак. Х000ХХ34, выехала на разрешающий сигнал светофора на перекресток улиц Н.Отрады и Мясникова со стороны ул. Набережная Волжской Флотилии, поворачивая налево в сторону Центрального района гор. Волгограда. Перед ней повернули налево в сторону Центрального района гор. Волгограда 2-3 автомобиля. Она остановилась на перекрестке примерно на средней полосе движения транспортных средств, следующих по ул. Н. Отрады в сторону гор. Волжского, пропуская движущийся во встречном направлении автомобиль. Пропустив указанный автомобиль, она стала заканчивать маневр поворота -налево, в это время для нее уже загорелся запрещающий сигнал светофора, когда почувствовала удар в правую переднюю часть автомобиля.

В тоже время согласно Рис. 5-6 (стр 10 экспертного заключения) заключения эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. автомобиль Нива Шевроле  не пропускал никакого автомобиля движущегося во встречном направлении после того, как впереди стоящие автомобили завершили маневр левого поворота.

Экспертом не учтено, что согласно пояснениям данным П.Ю.А. в судебном заседании, содержащимся в исходных данных машина под управлением П.Ю.А. «... остановилась на перекрестке примерно на средней полосе движения транспортных средств, следующих по ул. Н. Отрады в сторону гор. Волжского...»

В 3 части объяснения (стр. 9 экспертного заключения) заключения эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. указывается, что автомобиль «...проехав около полуметра...» совершает столкновение. Соответственно Рис. 5-6 (стр. 10 экспертного заключения) заключения эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. не соответствуют исходным данным и объяснениям от 24.11.2012 г. П.Ю.А. в части, где на стр. 10 (стр. 9 экспертного заключения) заключения эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. из положения автомобиля на Рис. 5 в положение автомобиля Рис. 6 автомобиль под управлением П.Ю.А. преодолевает расстояние более 3 метров («ширина проезжей части ул. Н. Отрады, на участке происшествия составляет 22,0 м.» (стр. 5  заключения эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г.).

Схема на Рис. 12 (стр. 14 экспертного заключения)  заключения эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. не соответствует объяснениям М.Д.С. в  части четвертой объяснения к этому Рис. 12 указывается «... Я начал движение, выехав на данный перекресток я увидел, что с левой стороны стоит а/м Нива Шевроле, у которой передняя часть а/м около одного метра находится в крайнем правом ряду встречной полосы...»

Соответственно автомобиль под управлением М.Д.С. согласно его объяснениям выехал ПОЛНОСТЬЮ на перекресток, а только потом увидел, что часть автомобиля Нива Шевроле находится в крайнем правом ряду встречной полосы. В тоже время на Рис. 12 автомобиль М.Д.С. изображен на границе перекрестка, что не соответствует объяснениям М.Д.С.

Эксперт делает на основании проведенного исследования вывод (стр. 15 экспертного заключения)  заключения эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. «Анализируя вышеизложенное, делаю вывод, что перекресток имеет хорошую просматриваемость (рис. 8-9 экспертного заключения), по направлению ул. Мясникова. Выехав на перекресток, водитель М.Д.С. (объяснение от 24.11.2011 г.) видел, что автомобиль Нива Шевроле, уже находился на перекрестке, перекрыв крайнюю правую полосу встречного движения, но продолжил движение по своей полосе, так как его полоса была свободна. Таким образом действия водителя М.Д.С., управлявшего автомашиной  ВАЗ -21101, гос.рег.знак Х000ХХ34 не соответствуют  требованиям правил дорожного движения, а именно нарушен пункт правил дорожного движения 13.8...»

24.11.2011 года М.Д.С. никаких объяснений не давал. Откуда у эксперта эти данные не понятно.

Анализ положений пунктов 13.7, 13.8 ПДД РФ позволяет сделать вывод, что преимуществом в движении обладает транспортное средство, завершающее движение через перекресток только в том случае, если на перекресток оно въехало при разрешающем сигнале светофора.

На основании каких данных эксперт пришел к выводу, что автомобиль Нива Шевроле выехал на разрешающий сигнал светофора на перекресток заключение эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. не содержит. Фактически это был основной момент, который необходимо было установить для разрешения всех поставленных перед экспертом вопросов.

Не содержит заключение эксперта  №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. данных, на основе которых можно было сделать вывод о том, что автомобиль Нива Шевроле выехал на перекресток первым, ведь М.Д.С. заметил автомобиль Нива Шевроле, когда и сам находился в границах перекрестка.

Не содержит заключение эксперта объяснения, каким образом автомобиль под управлением М.Д.С. тронулся с места и проехал 40 метров в том числе 21,6 метра в границах перекрестка, что составляет большую часть перекрестка на разрешающий сигнал светофора, а автомобиль под управлением П.Ю.А. проехал в границах перекрестка лишь 14,3 метров с учетом того, что стоп линии по ходу движения автомобиля Шевроле Нива перед светофором нет, а светофор находится в границах перекрестка на удалении от вымышленной линии границы перекрестка – 6 м (что подтверждается схемой ДТП), соответственно автомобиль под управлением П.Ю.А. от светофора до места ДТП проехал 14,3 метра – 6 метров = 8,3 метра.

Согласно п.3 ст. 84 ГПК РФ, стороны вправе присутствовать при проведении экспертизы. М.Д.С. был лишен данного права, в связи с тем, что на экспертизу он не вызывался.

Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"  установлены обязательные требования к содержанию заключения эксперта. Данные требования согласно ст. 41 обязательны для негосударственных экспертов.

Статья 41. Распространение действия настоящего Федерального закона на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами.

В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 - 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.)

В соответствии со ст. 25 вышеуказанного ФЗ №73-ФЗ

«В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:

- время и место производства судебной экспертизы;

место проведения отсутствует,

- объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы;

объект исследований не указан,  материалы, представленные эксперту не указаны,

- сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы отсутствуют

- содержание и результаты исследований с указанием примененных методов;

содержание и результаты исследований с указанием примененных методов отсутствуют

- оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам крайне противоречива.

На основании вышеизложенного, считаю, что экспертное заключение №Х-ХХХ от ХХ.ХХ.2013 г. выполненное ООО «Атон» не может быть признано доказательством по делу и  положено в основу решения суда по причине существенных нарушений закона, допущенных при получении и изготовлении данного экспертного заключения.

2. Далее мировой судья указывает, что «Доводы представителя ответчика о том, что объяснения М.Д.С. и П.Ю.А. от 24.11.2012  года не имеет юридической силы, поскольку получены с нарушением требований КоАП РФ, так как при даче объяснений М.Д.С. и П.Ю.А. не были разъяснены их права на использование юридической помощи защитника при даче объяснений, предусмотренные частью 1 статьи 25.1 КоАП РФ, мировым судьей не принимаются по следующим основаниям». Далее в тексте решения мировой судья приходит к выводу, что эти объяснения были получены с участников ДТП, как со свидетелей, по той причине, что в 12 часов 30 минут  и 12 часов 40 минут были даны объяснения, а протокол об административном правонарушении в отношении М.Д.С. оформлен в 15 часов 50 минут. В тоже время это не означает, что участники ДТП не имеют право воспользоваться услугами защитника даже в статусе свидетелей. Обязанность разъяснить содержание этого права была не выполнена, что подтверждается материалами дела. На основании изложенного считаю, что  объяснения М.Д.С. и П.Ю.А. от 24.11.2012  года не имеет юридической силы, поскольку получены с нарушением требований КоАП РФ.

3. В тексте решения (лист 4, стр. 2, абз. 1) мировой судья указывает «Объяснение третьего лица П.Ю.А. о том, что она выехала на перекресток на разрешающий сигнал светофора, подтверждаются показаниями допрошенного мировым судьей свидетеля П.А.И...». Однако в материалах административного производства, отсутствуют указания на наличие свидетеля ДТП. Ни в протоколе об административном правонарушении, ни в объяснениях участников ДТП, ни в рамках рассмотрения дела Тракторозоводским районным судом г. Волгограда по жалобе М.Д.С. на постановление об административном правонарушении нет упоминания о свидетеле П.А.И., он появляется только в рамках настоящего гражданского дела.  Доводы мирового судьи, (лист 4, стр. 2, абз. 2) что «...поскольку П.Ю.А. в своих объяснениях от 24 ноября 2012 года указывала, что в результате ДТП она и ее пассажиры не пострадали, что свидетельствует о том, что она находилась в машине не одна» не позволяют достоверно установить, что П.А.И. являлся очевидцем ДТП и находился в момент ДТП в машине под управлением П.Ю.А. По каким основаниям у мирового судьи не возникло сомнений в том, что П.А.И. являлся свидетелем ДТП в тексте решения не указано. Более того, на вопрос моего представителя,  «Какого цвета был автомобиль под моим управлением?» П.А.И. уклонился от ответа, сказав, что помнит лишь, что он был темного цвета.

На основании вышеизложенного считаю, что доказательства моей вины в ДТП от 24.11.2012 года порочны и не могут быть положены в основу решения суда.

4. Также мировой судья в тексте решения (лист 5, стр. 1, абз. 8) не принимает во внимание мои доводы относительно неправильного определения дополнительной утраты товарной стоимости автомобиля истца. Истец прикладывает к исковому заявлению в качестве доказательства отчет №ХХХ-ХХ/12 об определении величины дополнительной утраты товарной стоимости транспортного средства CHEVROLET NIVA 2123 регистрационный знак Х000ХХ 34. Дата определения стоимости 24.11.2012 года. Дата составление отчета 21.12.2012 года.

Согласно вышеназванному отчету «основываясь на проведенных анализе и расчетах, группа оценщиков пришли к выводу, что итоговая рыночная величина дополнительной утраты товарной стоимости Объекта исследования с учетом округления по состоянию на 24 ноября 2012 года составляет 3 496 рублей».

В тоже время для расчета дополнительной утраты товарной стоимости Объекта исследования (стр. 11 отчета) используются данные о стоимости автомобиля не на 24.11.2012 года (дата определения стоимости), а на дату оценки, т.е. на 21.12.2012 года. (стр. 9, 10 отчета).

Не обращая внимание на вышеуказанные доводы, что невозможно определить размер дополнительной утраты товарной стоимости автомобиля на 24.11.2012 года, когда используются  данные от 21.12.2012 года для расчета дополнительной утраты товарной стоимости автомобиля, мировой судья указывает в тексте решения абсолютно лишенный логики вывод «Согласно ч. 2 п. 8 Федерального стандарта оценки №1 (ФСО №1) датой оценки является дата по состоянию на которую определяется стоимость объекта оценки. Из отчета следует, что датой определения стоимости является 24 ноября 2012 года. Поэтому доводы ответчика и его представителя о том, что данные о стоимости автомобиля при расчете дополнительной утраты его товарной стоимости использованы на дату составления отчета 21 декабря 2012 года, а не на 24 ноября 2012 года, несостоятельны». После такого вывода мирового судьи создается впечатление, что мировой судья не знакомился с текстом отчета №ХХХ-ХХ/12 об определении величины дополнительной утраты товарной стоимости транспортного средства CHEVROLET NIVA 2123 регистрационный знак Х000ХХ 34. Страницы 9-10 вышеназванного отчета содержат указания на использование данных от 21.12.2012 года при расчете размера дополнительной утраты товарной стоимости автомобиля CHEVROLET NIVA 2123 регистрационный знак Х000ХХ 34.

На основании изложенного считаю отчет №ХХХ-ХХ/12 об определении величины дополнительной утраты товарной стоимости транспортного средства CHEVROLET NIVA 2123 регистрационный знак Х000ХХ 34, приложенный истцом к исковому заявлению, отражает недостоверную информацию о размере дополнительной утраты товарной стоимости транспортного средства CHEVROLET NIVA 2123 регистрационный знак Х00ХХ 34 и не может быть положен в основу решения суда.

5. Мировой судья  в тексте решения (лист 5, стр. 2, абз. 3) не принимает во внимание мои доводы о том, что экспертное заключение №ХХХ-ХХ/12 от 21 декабря 2012 года изготовлено не в соответствии с договором №ХХХ-ХХ/12 от 14.12.2012 года. Истец прилагает к исковому заявлению в качестве доказательства договор №ХХХ-ХХ/12 от 14.12.2012 г. предметом которого является согласно п. 1.1. проведение оценки (экспертизы) на основании настоящего договора, приведенного ниже Задания на оценку и требований законодательства и стандартов ФСО№1, ФСО№2, ФСО№3.

Согласно параграфу 2 вышеназванного договора  «Цель оценки - определение стоимости восстановительно ремонта».

В тексте договора ни слова не упоминается о комплексной независимой автотехнической экспертизе транспортного средства.

В тоже время истцом прилагается Экспертное заключение №ХХХ-ХХ/12 комплексная независимая автотехническая экспертиза транспортного средства CHEVROLET NIVA 2123 регистрационный знак Х000ХХ 34, как результат исполнения договора №ХХХ-ХХ/12 от 14.12.2012 г.

На каком основании Исполнитель (ООО «Эксперт Система») определил объект экспертизы (стр. 4 заключения) 1. повреждения и причины их возникновения на объекте исследования; 2. технология и объем их устранения на объекте исследования не понятно.

В п. 2.1-2.5 (страница 10-11 заключения) приводятся выводы, которые не относятся к заключенному договору №ХХХ-ХХ/12 от 14.12.2012 г., целью которого является определение стоимости восстановительного ремонта, не определены заданием на оценку, содержащемся в вышеназванном договоре

В п. 3.1 - 3.3 (страница 14 заключения) оценщик дает заключение по вопросам, которые перед ним никто не ставил.

Согласно ст. 11 ФЗ от 29.07.1998 N 135-ФЗ  "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" отчет  об оценке объекта оценки (далее - отчет) не должен допускать неоднозначного толкования или вводить в заблуждение. В отчете в обязательном порядке указываются дата проведения оценки объекта оценки, используемые стандарты оценки, цели и задачи проведения оценки объекта оценки, а также приводятся иные сведения, которые необходимы для полного и недвусмысленного толкования результатов проведения оценки объекта оценки, отраженных в отчете.

Согласно п. 1.2. заключения целью оценки является - установление наличия и характер технических повреждений транспортного средства; - установление причины возникновения технических повреждений транспортного средства и т.д. (стр. 4 заключения).

Согласно п. 3 Приказа Минэкономразвития РФ от 20.07.2007 N 255  "Об утверждении федерального стандарта оценки "Цель оценки и виды стоимости (ФСО N 2)"  целью оценки является определение стоимости объекта оценки, вид которой определяется в задании на оценку.

На основании изложенного считаю, что представленное экспертное заключение №ХХХ-ХХ/12 комплексная независимая автотехническая экспертиза транспортного средства CHEVROLET NIVA 2123 регистрационный знак Х000ХХ 34 изготовлено не в соответствии с договором №ХХХ-ХХ/12 от 14.12.2012 г., представленным истцом в качестве доказательства.       Соответственно, если мировой судья считает, что  договором  №ХХХ-ХХ/12 от 14.12.2012 г. предусмотрена обязанность Исполнителя ответить на вышеназванные вопросы, которые к оценке восстановительного ремонта автомобиля не имеют никакого отношения, то следует соразмерно уменьшить стоимость взыскиваемых расходов на эту экспертизу. В противном случае у истца возникает неосновательное обогащение в части получения за счет ответчика данных, которые не относятся к настоящему судебному разбирательству.

6. Не вызывает сомнение у мирового судьи (лист 5, стр. 2, абз. 5) и то обстоятельство, что «...Сафонов А.А. в отчете фигурирует как эксперт-автотехник 2 категории, а в экспертном заключении как эксперт-автотехник 1 категории...». Так как оба документа изготовлены 21.12.12 года, то возникает вопрос, обладает ли вообще какой-нибудь категорией господин Сафонов А.А. Какой «тарифно - квалификационный справочник» имеет ввиду мировой судья, который позволяет проводить экспертизы лицам с не установленной достоверно квалификацией в тексте решения не указано.

7. Мировой судья в тексте решения не уделяет внимание моим доводам относительно судебных расходов.

Доверенность, приобщенная истцом к материалам дела, выданная на имя Р.Н.Б., удостоверенной нотариусом города Волгограда Чесноковой Людмилой Павловной, зарегистрированной в реестре нотариуса за № 1Д-ХХХ выдана 18.04.2013 года.

Таким образом доверенность выдана до заключения договора на оказание юридических услуг №ХХ/2013 от 20.05.2013 года, соответственно расходы на нотариальное удостоверение данной доверенности не связаны с вышеназванным договором на оказание юридических услуг и не могут быть взысканы с М.Д.С. по причине отсутствия доказательств, что данные расходы были понесены именно всвязи с рассмотрением данного дела.

В тексте расписки  от 20.05.2013 года указано, что Р.Н.Б. получила 15 000 рублей за представление интересов П.И.В. у мирового судьи Тракторозаводского района г. Волгограда в соответствии с договором оказания юридических услуг №ХХ/2013 от 20.05.2013 года по делу о возмещении материального ущерба, причиненного ДТП, понесенных расходов к М.Д.С. Услуги оказаны своевременно, в полном объеме и соответствуют действующему законодательству. Стороны не имею претензий друг к другу.

На основании изложенного можно сделать вывод, что услуги по договору  на оказание юридических услуг №ХХ/2013 от 20.05.2013 года, были уже оказаны  в ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ П.И.В. на 20.05.2013 года, о чем он поставил свою подпись под вышеназванными словами. Соответственно, представленный договор   на оказание юридических услуг №ХХ/2013 от 20.05.2013 года, а также расписка от 20.05.2013 года  не относится к настоящему спору, данные расходы понесены и услуги в полном объеме оказаны по какому-то другому спору в ином составе суда.

Соответственно, расходы по оформлению нотариальной доверенности в размере 700 рублей, а также расходы, в размере 15000 рублей, понесенные всвязи с договором на оказание юридических услуг №ХХ/2013 от 20.05.2013 года, а также расписка от 20.05.2013 года не имеют никакого отношения к настоящему спору и не могут быть взысканы с ответчика. Оценка вышеназванных доводов в тексте решения отсутствует.

8. Мировой судья в судебном решении не дает оценки следующим моим доводам. На схеме ДТП, указано расстояние, которое проехал мой автомобиль ВАЗ 21101 гос. номер Х 000ХХ 34 по перекрестку до момента столкновения с автомобилем Нива Шевроле гос. номер Х000 ХХ 34 под управлением П.Ю.А. От стоп линии перед светофором на разрешающий его сигнал (что подтверждается Постановением 34 АА ХХХХХХ от 25.02.13 г.)   до  места столкновения, согласно схеме ДТП, мой автомобиль ВАЗ 21101 гос. номер Х 000 ХХ 34  тронулся с места и проехал 40 метров в том числе 21,6 метра в границах перекрестка, что составляет большую часть перекрестка, а автомобиль под управлением П.Ю.А. проехал в границах перекрестка лишь 14,3 метров с учетом того, что стоп линии по ходу движения автомобиля Шевроле Нива перед светофором нет, а светофор находится в границах перекрестка на удалении от вымышленной линии границы перекрестка – 6 м (что подтверждается схемой ДТП), соответственно автомобиль под управлением П.Ю.А. от светофора до места ДТП проехал 14,3 метра – 6 метров = 8,3 метра.

Кроме того, в соответствии с п. 13.8 ПДД РФ при включении разрешающего сигнала светофора водитель обязан уступить дорогу транспортным средствам, завершающим движение через перекресток.

Данное правило  необходимо применять с учетом требования п. 13.7 ПДД РФ, согласно которому водитель, въехавший на перекресток при разрешающем сигнале светофора, должен выехать в намеченном направлении независимо от сигналов светофора на выходе с перекрестка.

Таким образом, предусмотренное п. 13.8 ПДД РФ правило, установлено с целью обеспечить водителю, въехавшему на перекресток при разрешающем сигнале светофора, возможность выехать в намеченном направлении независимо от сигналов светофора, т.е. выполнить требования п. 13.7 ПДД РФ.

Анализ положений пунктов 13.7, 13.8 ПДД РФ позволяет сделать вывод, что преимуществом в движении обладает транспортное средство, завершающее движение через перекресток только в том случае, если на перекресток оно въехало при разрешающем сигнале светофора.

Исходя из вышеизложенного, принимая во внимание, что расстояние, которое мой автомобиль проехал из положения полной остановки перед стоп линией до места ДТП на разрешающий сигнал светофора (40 метров), а автомобиль под управлением П.Ю.А. всего 8,3 метра полагаю, что движение автомобиля под управлением П.Ю.А. осуществлено от светофора на запрещающий его сигнал в результате чего и произошло ДТП.

9.  В предварительном судебном заседании от 25.06.2013 года П.Ю.А. утверждала, что выехала на перекресток улиц Н.Отрады и ул. Мясникова со стороны ул. Н.В. Флотилии на разрешающий сигнал светофора. Остановилась, чтобы пропустить автомобили, двигавшиеся во встречном направлении. Впереди автомобиля П.Ю.А. также стояли автомобили, которые пропускали автомобили, двигающиеся во встречном направлении. Впереди стоящие автомобили завершили маневр левого поворота. П.Ю.А. также начала завершать маневр левого поворота, пропустила, автомобиль, двигавшийся во встречном направлении, пропустила пешехода и после этого не проехав и полуметра почувствовала удар в переднюю правую часть автомобиля.

Из пояснений П.Ю.А. следует, что она после завершения маневра впереди стоящих автомобилей была вынуждена пропустить еще один автомобиль, двигавшийся во встречном направлении. Соответственно в этот момент она находилась на своей полосе движения, в противном случае она перекрыла бы своим автомобилем направление движения автомобиля, который двигался во встречном направлении и который она пропустила. Также из этого следует, что в этот момент П.Ю.А. горит разрешающий сигнал светофора, также как и автомобилю, который она пропускала. Более того, П.Ю.А.  не мешают впереди стоящие автомобили (они уже завершили маневр), потому что она первая для завершения маневра. Обращаю внимание суда на то, что в момент, когда П.Ю.А. стоит первая для завершения маневра в центре перекрестка и пропускает автомобиль, движущийся во встречном направлении мне горит запрещающий движение сигнал светофора. Наши автомобили от  места столкновения согласно схеме ДТП разделяет 40 метров.

Исходя из пояснений П.Ю.А. в тот момент, когда она, находясь в центре перекрестка первой для завершения маневра левого поворота не проехала и полуметра для его завершения  и почувствовала удар, я на своем автомобиле смог проехать 40 метров.

Сомнения в истинности показаний П.Ю.А. подкрепляются также и тем фактом, что находясь на перекрестке первой для завершения маневра, пропуская автомобиль, двигающийся во встречном направлении, она утверждает, что не проехала и 50 сантиметров до момента столкновения. Однако согласно схеме ДТП ширина перекрестка со стороны ул. Мясникова 27,5 метров (5,9 метра + 21,6 метра).  В том случае, если бы показания П.Ю.А. были бы истинными, место ДТП было бы на расстоянии около 50 сантиметров от центра перекрестка, где она и остановилась, чтобы пропустить автомобиль, движущийся во встречном направлении. В тоже время, из схемы ясно видно, что ДТП произошло практически на выезде с перекрестка.

 

На основании вышеизложенного, прошу суд:

Отменить решение и.о. мирового судьи судебного участка №110, мирового судьи судебного участка №111 Волгоградской области Гоношиловой О.А.  от 08.08.2013 года по делу №Х-ХХХ-ХХХ/2013 по иску П.И.В.  к М.Д.С. о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием и принять по делу новое решение.

Приложения:

Копия жалобы – 2  экз.

Квитанция об оплате государственной пошлины - 1 экз.

 

«07» сентября  2013 г.

М.Д.С. __________________________

Полезные статьи:

Автоюрист