8 (8442) 50-56-79

Возражение на жалобу на решение районного суда по жалобе на постановление о привлечении к административной ответственности

В Волгоградский областной  суд

г. Волгоград, проспект Ленина, д. 53 «А»

 

От Р.В.С.

г. Волгоград, ул. Кузнецова, д. ХХ, кв. ХХ.

Возражение на жалобу Т.О.А. на решение Ворошиловского районного суда г. Волгограда от ХХ.ХХ.2012 года по жалобе Т.О.А. на постановление командира взвода №1 роты №3 ОБДПС ГИБДД УМВД России по г. Волгограду от ХХ.ХХ.2012 года.

Заявитель обращается с ходатайством (л.д. 68-71) о неиспользовании схемы, справки о ДТП, объяснений, протокола, постановлений об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 12.15 КоАП РФ в отношении Т.О.А. (далее заявитель) в качестве доказательств, отмене постановления от ХХ.ХХ.2012 года и прекращении производства по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием состава правонарушения. Указывает в жалобе, что данное ходатайство должно быть рассмотрено судом немедленно в виде вынесения судом определения на основании ст. 24.4 КоАП РФ. Я считаю, что суд объективно  разрешает данное ходатайство в судебном решении. Позиция суда в этом вопросе, по моему мнению, основана на  ч. 3 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 19.12.2003 г. № 23, т.е. ходатайство разрешено в судебном решении. Более того, протоколом судебного заседания подтверждается, что заявленное ходатайство является позицией стороны по делу, потому отдельного разрешения не требуется.

  1. Заявитель утверждает, что суд фактически изменил постановление командира взвода №1 роты №3 ОБДПС ГИБДД УМВД России по г. Волгограду от ХХ.ХХ.2012 года путем вынесения обжалуемого судебного решения, тем самым нарушив ч.1 ст. 30.7 КоАП РФ. По моему мнению, резолютивная часть обжалуемого судебного решения полностью соответствует п. 1 ч. 1 ст. 30.07 КоАП РФ. Судом вынесено решение об оставлении вышеназванного постановления без изменения, а жалобы без удовлетворения.
  2. Заявитель утверждает, что порядок рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренный ст. 29.7 КоАП РФ не соблюден, так как права и обязанности не были ему разъяснены, ссылается на отсутствие записи об этом и его подписи.  По моему мнению, суд аргументировано изложил свою позицию в мотивировочной части решения, указав на тот факт, что в соответствии со ст. 28.2 КоАП РФ отобрание у лица подписи о разъяснении ему процессуальных прав не требуется по той причине, что запись о разъяснении процессуальных прав, предусмотренных ст. 25.1 КоАП РФ содержится в протоколе об административном правонарушении, что согласно ч. 3 ст. 28.2 КоАП РФ является достаточным.
  3. Заявитель утверждает, что при производстве дела об административном правонарушении нарушена ст. 29.10 КоАП РФ. В постановлении об административном правонарушении не указаны адрес органа вынесшего постановление, место рассмотрения дела ограничено надписью г. Волгоград, не указано наименование района. Считаю, что суд верно сделал вывод о том, что отсутствие адреса органа, должностное лицо которого, вынесло  постановление об административном правонарушении не влияет на наличие факта административного правонарушения. Место рассмотрения дела обосновано указано в постановлении, отсутствие указания на район города Волгограда в вышеназванном постановлении не нарушает установленный ст. 29.10 КоАП РФ порядок.
  4. Заявитель утверждает, что при производстве дела об административном правонарушении нарушена ст. 29.10 КоАП РФ. В постановлении отсутствуют сведения о том, какие доказательства исследованы при рассмотрении дела об административном правонарушении. По моему мнению, ст. 29.10 КоАП РФ не содержит требований об указании на доказательства, исследованные при рассмотрении дела об административном правонарушении, считаю, что в данном случае у Заявителя нет оснований ссылаться на нарушение вышеназванной статьи.
  5. Заявитель утверждает, что протокол об административном правонарушении имеет существенные недостатки, перечисленные  в части 2 ст. 28.2 КоАП РФ, а именно: права и обязанности, предусмотренные ст. 51 Конституции, ст. 25.1, 25.2 КоАП РФ ему (заявителю), а также мне (потерпевшему) и иным участникам производства по делу разъяснены не были. По моему мнению, суд оценил доказательства по делу об административном правонарушении в совокупности и пришел к выводу, что подпись, поставленная Заявителем в его объяснении, приложенном к протоколу об административном правонарушении,  о том, что ему разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, свидетельские показания инспектора Касатова В.С. включающие в себя утверждение о том, что права и обязанности заявителю были разъяснены, а также мое утверждение, что я был ознакомлен с правами и обязанностями, предусмотренными ст. 51 Конституции, ст. 25.1, 25.2 КоАП РФ позволили суду сделать вывод о том, что Т.О.А. были разъяснены его процессуальные права и обязанности.
  6. Заявитель утверждает, что отсутствие подписи инспектора, составлявшего схему ДТП, в схеме свидетельствует о несостоятельности данного документа и невозможности отнести к допустимым доказательствам. По моему мнению, согласно статье 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события  административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными указанным Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. В силу частей 1, 2 статьи 26.7 КоАП РФ документы признаются доказательствами, если сведения, изложенные или удостоверенные в них организациями, их объединениями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для производства по делу об административном правонарушении. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К документам могут быть отнесены материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации. Таким образом, схема места совершения административного правонарушения, в которой зафиксированы сведения, имеющие значение для производства по делу об административном правонарушении, может являться доказательством, позволяющим установить наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела даже с учетом того, что подпись должностного лица, ее составившего отсутствует, но его показаниями подтверждено, что вышеназванная схема составлена именно им. Вышеуказанное мнение  заимствовано из мотивировочной части решения Верховного Суда РФ по делу №ГКПИ11-333 от 14  апреля  2011 г. Суд оценил вышеназванные обстоятельства в совокупности и пришел к выводу, что отсутствие подписи инспектора в схеме ДТП является технической опиской, что по моему мнению законно и обоснованно в данном случае.
  7. Заявитель утверждает, что отсутствие в схеме ДТП указания на единицы измерения, в которых производились замеры и каким техническим средством они осуществлялись, нарушает положения ст. 26.8 КоАП РФ. По нашему мнению судом в судебном заседании установлено, что измерения производились в метрах, данный вывод сделан на основе показаний инспектора Касатова В.С., непосредственно составлявшего схему ДТП. В тоже время ст. 26.8 КоАП РФ не регламентирует обязанность должностного лица указывать в схеме ДТП вышеназванные данные. Заявитель не указал из каких материалов дела следует, что применялись специальные технические средства (измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую проверку)  при составлении схемы.
  8. Заявитель утверждает, что в схеме ДТП не отображены все имеющиеся дорожные знаки, нет указания на отсутствие на месте ДТП дорожной разметки, не отражены следы торможения ТС, нет сведений о состоянии дорожного покрытия, не соответствует действительности траектория движения автомобиля заявителя, место столкновения автомобилей не соответствует действительности. По моему мнению, Заявитель в данном случае мог нарисовать собственную схему и приобщить ее к материалам дела или дополнить схему, составленную инспектором  Касатовым В.С. своими замечаниями, в этом праве его никто не ограничивал, однако он этого не сделал, а ограничился замечанием, что не согласен со схемой, размеры указаны неверно. Какие конкретно размеры, самого документа, объектов, размещенных на нем, или букв не указал.  В тоже время во 2 абзаце на стр. 3 жалобы Заявитель уже соглашается с траекторией движения его автомобиля и расположением автомобилей в момент столкновения  и после столкновения, отображенных в схеме ДТП, и основывает доводы жалобы на вышеуказанных данных, - «Так, согласно траектории движения и расположению автомобилей на схеме в момент удара моя автомашина была справа от автомашины водителя Р.В.С., поэтому…»
  9. Заявитель утверждает, что размеры замеров, указанные в схеме существенно разнятся. По моему мнению,  разница в замерах  в судебном заседании не установлена, имеет место быть наложение различных размеров в схеме друг на друга.
  10. Заявитель утверждает, что в справке о дорожно-транспортном происшествии не указано существо правонарушения, пункт ПДД, часть, статья КоАП РФ, поэтому ее нельзя использовать в качестве доказательства по делу об административном правонарушении. По моему мнению, справка о  дорожно-транспортном происшествии от ХХ.ХХ.2011 года, составленная инспектором Касатовым В.С. содержит все вышеназванные элементы -  пункт 9.10 ПДД РФ, часть 1 ст. 12.15 КоАП РФ, поэтому не вполне понятны вышеназванные утверждения Заявителя. Также Заявитель утверждает о том, что он не был ознакомлен со справкой о дорожно-транспортном происшествии. В тоже время, считаю, что в соответствии с ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ у Заявителя есть право знакомиться со всеми материалами дела, однако это право не реализовано Заявителем, в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие неправомерный отказ компетентных органов в ознакомлении с материалами дела Заявителя.
  11. Заявитель утверждает, что в отобранных у него (заявителя) и  у меня (Р.В.С.) объяснений нет подтверждений, согласия давать объяснения, равно как нет подтверждений волеизъявления, быть опрошенным без адвоката, что следует расценивать как нарушение права на защиту. По моему мнению, суд в мотивировочной части решения обоснованно сделал вывод о том, что в соответствии с требованиями административного законодательства (ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ) Заявителю была предоставлена возможность дать объяснения при составлении протокола об административном нарушении и этим правом Заявитель воспользовался. Факт наличия такого объяснения и подписи в нем Заявителя означает его согласие и желание составить вышеуказанный процессуальный документ. О желании пользоваться услугами защитника Заявитель не заявлял, что не оспаривалось в судебном заседании.
  12. Заявитель утверждает, что местом совершения ДТП является территория АЗС, которая в соответствии с п. 1.2 ПДД РФ относится к прилегающей территории, которая не предназначена для сквозного движения транспортных средств. Т.е. территория АЗС не является элементом дороги с полосами для попутного и встречного движения транспорта, поэтому вменяемые ему действия не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ. По моему мнению, ДТП произошло не на территории АЗС, как следует из материалов дела (схема ДТП)  и наглядно видно на снимке, переданном суду для обозрения, ДТП произошло за пределом территории АЗС, на пересечении дороги, предназначенной для выезда с АЗС  с дорогой, проложенной в сторону Ворошиловского РОВД. Схема движения автотранспорта по территории АЗС, приобщенная к материалам дела по ходатайству Заявителя, не содержит границ территории АЗС, поэтому в качестве доказательства вывода о том, что ДТП произошло на территории АЗС,  рассматриваться не может. На участке дороги, где произошло ДТП, согласно схеме ДТП, и переданному суду снимку наглядно видно, что сквозное движение на этом участке существует, – со стороны АЗС в сторону пересечения с улицей Социалистической  и в обратном направлении, - с пересечения с улицей Социалистической в сторону Ворошиловского РОВД. Вышесказанное подтверждает вывод суда о том, что в данном случае ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ применима к действиям нарушителя и образует соответствующий состав административного правонарушения.
  13. Заявитель утверждает, что мной были нарушены правила дорожного движения в части воспрепятствования проезду автомобиля Заявителя, данные действия послужили причиной и условием столкновения. Преимущество в движении  автомобиль под моим управлением не имел, автомобиль Заявителя в момент ДТП находился справа от моего автомобиля, что в судебном заседании мной не оспаривалось. По моему мнению, суд обоснованно пришел к выводу о том, что ДТП между автомобилями под управлением Т.О.А. и Р.В.С. произошло на проезжей части дороги у выезда с территории АЗС «Лукоил» на ул. Социалистическую в Ворошиловском районе Волгограда, но не в пределах пересечения данной выездной дороги с ул. Социалистическая. Место столкновения находится на расстоянии 3.3 метра от правого края проезжей части дороги по направлению к ул. Социалистическая. То есть при общей ширине проезжей части этой дороги, равной 11.3 метра, место столкновения находится в правой полосе движения по направлению к ул. Социалистическая. Вывод суда о том, что в момент ДТП автомобиль под моим управлением находился на своей полосе движения, а автомобиль под управлением Заявителя – на полосе, предназначенной для встречного движения подтверждается материалами дела и показаниями инспектора Касатова В.С.
  14. Заявитель утверждает, что вопреки требованиям п. 5 ст. 26.1 КоАП РФ в судебном заседании характер и размер ущерба, причиненного в результате административного правонарушения не установлен, и поэтому анализа и правовой оценки в обжалуемом решении не находит. По моему мнению судом установлен характер и размер ущерба, который следует из факта наличия ДТП. В тоже время мной для обозрения суда и Заявителя был представлен отчет об оценке стоимости восстановительного ремонта транспортного средства (Мицубиши Лансер гос. номер Х 000 ХХ 34) и размера ущерба по конкретному аварийному повреждению на момент предъявления  №ХХХХХХ от ХХ.ХХ.12г., выполненный ООО «Эксперт-Поволжье», в соответствии с которым сумма ущерба, причиненного в результате ДТП моему автомобилю составила ХХХХХ рублей, в приложениях содержатся подробные фотографии нанесенных повреждений в результате ДТП, данный факт подтверждается приобщенной к материалам дела аудиозаписью судебного процесса.

На основании вышеизложенного, считаю   решение Ворошиловского районного суда г. Волгограда законным и обоснованным, а жалобу заявителя Т.О.А. не подлежащей удовлетворению.

Прошу суд оставить решение Ворошиловского районного суда г. Волгограда по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении  от ХХ.ХХ.2012 г. по делу №ХХ-ХХ/12  без изменения, а жалобу Т.О.А. без удовлетворения.

 

«ХХ» апреля 2012г.

Р.В.С.                                 _____________________________

Полезные статьи:

Автоюрист